Пешком по дороге франков

День 1 Начало Пути

Маленький английский городок Кентербери и начало большого пути.

 

 

 

 

 

День 1
Вот он, нулевой километр - маленький английский городок Кентербери и начало большого пути. Отсюда начинается один из самых старых паломнических путей Via Francigena - Дорога Франков. Все дороги, как известно, ведут в Рим и моя ведет туда же. И я ещё не могу поверить, но кажется я на это решилась! Какие-то несчастные 2000 км, и я у цели! 
Кентербери мне очень понравился и я пожалела, что не приехала туда за день до начала моего пути.
За день прошла 32 км, была уставшая, но довольная до тех пор пока не пропустила последний вечерний корабль. В итоге причалю во Франции в 3.30 утра и вынуждена буду ждать на вокзале до рассвета. 

Просмотров:1235

Добавить комментарий


В Леуку вхожу летящей походкой, с ликующей физиономией. Любуюсь на открывшийся мне город с площади под маяком, потом спускаюсь на набережную. В сотне метров от отеля вижу движущийся мне навстречу знакомый силуэт. Улыбаемся оба, обнимаемся и садимся тут же на скамеечке чтобы открыть две миниатюрные бутылочки шампанского и отметить окончание этого грандиозного мероприятия. Путь закончен.
Катакомбы и башня Торре Пинта - явление необычное и до конца не обьясненное. Версий создания этого крестообразного в плане подземного комплекса несколько. Кто-то говорит о древнем храме Земли и параллели с утробой матери (длинный коридор вначале, из которого потом выходишь на свет очищенным от всякого зла), кто-то - о катакомбах.
Выезжаем за город. Место красивейшее: церковь с прилегающим бывшим монастырем и... утопающее в зелени кладбище. Показав мне покои и вручив ключи, смотрительница приглашает спуститься после отдыха для осмотра самой церкви.
Надо же было отметить такую дату! В итоге на столе у нас красовались тальятелле с грибами, кролик с грецким орехом и молодой картошечкой в сладкой сахарной корочке. Тальятелле я геройски делала собственными руками. Крутить машинку с пастой - настоящее развлечение для истосковавшихся по кухне девушек. А грибы стоит представить отдельно. По-итальянски они называются cordoncelli, на русском названий несколько, самое красивое из которых - королевский трубадур. Встречаются они только в Апулии и в основном в районе Лечче.
Обед же выдался необычным - к монахам в гости приехали три подружки-пенсионерки, у одной из которых отмечался юбилей в 80 лет. Пока одно блюдо сменялось другим, я все смотрела на этих сморщенных синьор, подставляющих бокалы сначала под вино, потом под просекко и в итоге запивающих все это настойкой ореховой и затем мандариновой, и диву дивалась. Именинница оказалась самой молодой из трех. Но все три - как на подбор! Активные, веселые и довольные жизнью.
Мадам с крошечным рюкзачком за спиной просто светится от счастья и так и пылает энергией. За ней на костылях ковыляет еще один странный тип. - Как я рада тебя видеть! Мы заждались уже! Добро пожаловать! - выстреливает светящийся сгусток энергии и крепко обнимает меня. Я в недоумении. Меня явно принимают за кого-то другого.
"Здесь я чувствую себя свободной". И я вдруг понимаю, что так оно и есть. Мало того, за всю свою жизнь я не встречала человека, в котором эта внутренняя свобода проявлялась бы с такой силой... Самой свободной из всех встретившихся мне за 32 года людей стала монашка-затворница, выходящая в люди не чаще одного раза в месяц.
Трулли появились из-за актуального и сегодня желания избежать уплаты высоких налогов на недвижимость. Выложенные из известковых булыжников без использования какого-либо раствора, в случае появления контролера они могли быть превращены в груду камней в считанные секунды - достаточно вынуть один-единственный, так называемый "замковый" камень.
Остановившийся молодой и излишне нервный водитель долго не мог поверить, что я просто иду пешком, что со мной ничего не случилось и подбрасывать до города меня не надо. "Ты что здесь пешком делаешь?! Здесь же опасно!". В тот момент его сумбурная жестикуляция и взволнованное лицо заставило меня улыбнуться. Вокруг - глушь. Здесь и нападать-то на меня некому! Лишь через час с лишним пути я поняла, что он имел в виду.
Полумрак, свечи, легкий запах кадила и ветхости и совершенно ни с чем не сравнимая атмосфера. Мне кажется, долго внизу находиться просто невозможно - начинает кружиться голова, то ли от впечатлений, то ли от закрытого помещения.
От счастья хотелось кричать! И не только виды: само аббатство превзошло все ожидания. Никаких туристических структур, ни одного бара, только молчаливые древние стены, огород и похрюкивающие свинки. Тишина, покой и умиротворение.
Пару раз встречала пастухов с отарами овец. Для меня это - просто картина из прошлой жизни. В некоторых регионах до сих пор существует традиция перегона скота перед сменой сезонов, трансуманца, как ее называют. И в этом сквозит такое единение с природой, такая простая бесхитростная жизнь, что я с каждым пастухом с удовольствием болтала минут по пятнадцать... и не могла насытиться этой их невероятной обыденностью. Так и проходят будни. В остальном – красота, покой и наслаждение одиночеством.
Когда я остановилась переброситься парой слов с пожилым фермером и как-то неожиданно оказалась на кухне за чашкой кофе у замечательной итальянской пары, я не выдержала - спросила, что же у них везде сушится. В итоге вслед за кофе последовала целая экскурсия по хозяйству: куры и козы, редкая порода белых коровушек исключительно для мяса и - он самый! - табак на просушке.
Ночевки в коммерческих структурах совсем не радовали, попахивая просто способом нажиться на паломниках: цены были не такими уж низкими, а счет-фактур, естественно, никто не выставлял... В общем, все виделось в мрачном свете. С недовольной гримасой я и вошла в Алефи. Ничего не ожидая, заглянула в кафедральный собор. И в этот момент все вдруг перевернулось.
Жизнь - забавная штука. То ли для испытания моей радости, то ли для равновесия, во второй половине дня она подсунула мне большую неожиданность в виде годами нехоженой тропы. После скалолазания с рюкзаком на плечах во Франции, после блуждания по рисовым полям на севере Италии это был третий день настоящих трудностей. И наверное, не будь я такой упрямой и настырной, всего этого можно было бы избежать...
День с переходом из Артены до Ананьи (Anagni) выдался особенно пустынным: ни машин, ни людей, только ветер и хаос мыслей в голове. В Италии такое стало редкостью, обычно возможности уйти в раздумья не бывает - боишься пропустить нужный указатель, следишь за gps и спрыгиваешь на обочину при звуке очередной приближающейся машины. После французских полей я почти начала забывать, как же здорово бывает иногда погрузиться в себя...
Мой отель находился на самом пике, хоть и в стороне от ядра исторического центра. Туристические места ночлега - еще одна особенность южной дороги франков. Приходов и монастырей, принимающих пилигримов, довольно мало, и останавливаться периодически придется в коммерческих структурах. Некоторые, правда, паломникам делают значительную скидку.
Вы, наверняка, ожидаете увидеть здесь статью заключительную. С фейерверком эмоций по поводу торжественного входа в Рим, с брызгами шампанского в честь окончания похода длиной в 2000 км и с подведением итогов. Жаль вас, конечно, разочаровывать, но ничего этого пока не будет.
Туф ли это, или старина, или неиспорченность туристами, но по сравнению с другими древнеримскими амфитеатрами здесь чувствовалась совершенно иная, ключом бьющая энергетика. ...Даже несмотря на рабочих, которые нещадно топтали трибуны своими подошвами.
Когда утром я проснулась уставшей и с все еще ноющей ногой, я решилась на очередной выходной. Не важно, что только-только бездельничала в Сиене. Пять выходных за почти 70 дней - не так и много, не правда ли?
В Больсене я была один раз проездом и впечатления на меня не произвело ни одноименное озеро - плоское и пустынное, ни городок - типичное курортное гнездо для бабушек-наседок. Оказывается, ничего-то я в прошлый раз не увидела! Вся красота пряталась внутри, в историческом центре.
Я мысленно порадовалась, что оказалась удачливее, повернула ключ в замочной скважине и... поняла, что дверь не открывается. Ключ явно подходил - металлические засовы сновали вправо и влево, но заветного клика не было, и дверь не открывалась. Оба имевшихся у меня номера не отвечали.
Пока приводила себя в порядок после утренних подвигов, хозяин бензоколонки во всю обсуждал с кебабщиком обнаруженный намедни труп мужчины в лесах при Радикофани.
Красоты много. Но самое главное - это пристроенная библиотека с расписанными гениальным Пинтуриккьо стенами и напольная мозаика. Фрески Пинтуриккьо, как говорят, заставляют плакать художников и искусствоведов. Простые же обыватели просто замирают от восхищения на входе, открыв рот и задержав дыхание (и создав очередную пробку, ибо вход в библиотеку довольно узок).
Пейзажи заметно изменились, нахохлились холмами и взъерошились кипарисами. Утром, в розовато-фиолетовой дымке они выглядели настолько волшебно, что появилось неистребимое желание вскакивать ежедневно в предрассветной мгле и отправляться в путь как можно раньше.
Речь, конечно, идет об обычном месте ночлега и отдыха для пилигримов - о приюте, проще говоря. Здесь он был обнесен высоченной стеной с обзорными башнями и являлся практически маленькой крепостью. Сам же орден считается самым старым из рыцарских. Уже в средние века монахи организовывали военный конвой для сопровождения паломников на особо опасных участках пути. Эх, не отказалась бы я от рыцарского сопровождения!..
Сколько же скрытой символики присутствует в архитектуре и какую малую толику ее мы замечаем! Те же лабиринты и ракушки встречаются в церквях очень часто, а обращать на них внимание я начала только сейчас, в роли паломницы...
Ужин с тремя участниками проекта (постоянных участников двое, но к ним на разных этапах пути присоединяются добровольцы) прошел в дебатах и о гражданском браке, и о однополых парах. Итальянцы, конечно, в обоих вопросах далеко ушли... Зато само место ужина оказалось отличным: маленькая энотека с харизматичным и гипер-активных хозяином.
Через три часа хода достигла перевала через Апеннины Чиза. Пробираться через толпы пришлось чуть ли не используя локти - здесь как раз праздник с торговыми палатками проходил. Вместо единения с природой вышел сплошной шум и гвалт, из которого я, естественно, постаралась как можно быстрее сбежать.
А на утро было запланировано еще одно интересное мероприятие - визит на фабрику пармезана. Именно в этих краях находится родина легендарного сыра, и не заскочить на очередное сырное производство я не могла. ... Выдержка сыра и склады - отдельное наслаждение. Какой же невероятный там стоит запах и какими манящими кажутся нескончаемые полки с пармезаном!
"Авось" и "небось" зато чудным образом сработали - встреча на причале была назначена. Четыре километра по реке По на моторке, жуткий холод, и вот я на другом берегу. Зашли во двор к паромщику, чтобы отметиться в регистрах и поставить штамп в паспорте, и тут я первый раз за этот день столкнулась с диким желанием остаться на ночь
Долгожданная встреча, кофе, шутки по поводу загара, рассказы о моем пешем походе и его велотуре, снова кофе и, убедившись в готовности комнаты, десять минут на скутере за пределы города. Для описания дальнейшего у меня просто не найдется нужных слов.
В полночь меня, как Золушку, доставили в приходские владения. Возвращение было полно мыслей о мирском и о вечном. Готовясь к путешествию, я была уверена, что недели через две-три начну безумно скучать по обычным вещам и легкой роскоши. Но ничего подобного не произошло. Даже сейчас, летя по пустым вечерним дорогам на низкой спортивной машинке, я думала о том, насколько это все лишнее.
Или, если позвонить некому, просто съезжаешь на обочину, бросаешь руль и ревешь в голос. Так вот, с машиной у меня такого не было, но после двух часов блуждания среди риса я готова была бросить на обочину рюкзак, сесть на него и разрыдаться от отчаяния и усталости! Вот только времени на это совсем не было, поэтому приходилось идти налево, потом направо, потом снова налево...
Обшарпанные каменные домики в два-три этажа полны, однако, какой-то мистической привлекательности. В тихих дворах пахнет плесенью и сгнившими тайнами сбежавших хозяев, поскрипывание петель полуоткрытых створок поет заунывную песню, ее хочется слушать долго, прикрыв глаза и унесясь мыслями в несуществовавшее прошлое.
Время иногда кажется невероятно беспощадным, стирая в прах всё и всех, но потом видишь эти тысячелетние вымощенные простым камнем дороги, колоссальных размеров сооружения и понимаешь - ан нет, может и человек иногда внести свою лепту.
Во время перевала через Альпы мне невероятно повезло с погодой - можно было идти этими чудными козьими тропами. Описывать это даже не буду пытаться: те, кто был в горах, поймут весь мой восторг, те, кто не был, не смогут им проникнуться ни от каких слов.
"Завтрак с монахами - отличное начало дня", - пыталась убедить я себя, вылезая из-под чистой мягкой постели в семь утра. Знала бы я, как пройдёт завтрак - с удовольствием встала бы попозже и выкушала кофию в баре.
Передохнув у одного из фонтанчиков и решившись идти дальше в надежде на внезапное пристанище, мне на глаза вдруг попался огроменный рюкзак и настоящий посох с ракушкой - извечным символом паломников. Не задумываясь, я обрушилась на их обладателя.
Вы когда-нибудь пробирались через лес кукурузы, руководствуясь в выборе направления стрелочкой компаса? Очень увлекательное занятие, хорошо память тренирует... на нецензурные высказывания.
Первоначально скорость заблудившейся улитки я списала не отсутствие моего энергетического варенья, да и вообще на отсутствие чего-либо энергетического накануне. И лишь вечером, глянув в путеводитель, обнаружила набор высоты в 770 метров. Вот оно, приближение к Альпам!!!
Утром выяснилось, что место известнейшее, благодаря Стендалю. Именно в эту семинарию писатель поселил главного героя романа "Красное и чёрное" Жульена Сореля.
Для путника в этом есть свои плюсы - непривязанность ни к кому во времени, например. Я же все равно за ужином пыталась представить, как здорово было бы рассадить по лавкам незнакомых паломников и шумно отметить окончание очередного дня в дороге.
Перевод мой с французского слегка вольный, но суть диалога передаёт полностью. И приглашение на обед я получила вот так, в скромной приходской церкви от совершенно незнакомой мне добродушной старушки.
Просто разделил её на две части - себе на работу и мне на сегодня. Упаковал заботливо вместе с салатом и взял торжественное обещание без неё в путь не отправляться. Это было так естественно и одновременно так неожиданно, что я просто лишилась дара речи.
невыспавшаяся и уставшая, я надеялась пройти всего 26 км и остановиться в городке Bar-sur-Aube. Но в приходской церкви никого не оказалось, а единственное принимающее у себя паломников семейство оказалось захваченным ордой детей и внуков.
Вчера хотелось наверстать упущенный в Реймсе день, и я впервые за всё путешествие замахнулась на расстояние в 50 км, сегодня же была зависимость от места ночлега, и посему 40.
В путешествии, в отличие от обыденной жизни, на случайные встречи, лёгкие боли и невероятные совпадения начинаешь обращать особо пристальное внимание.
Весь день сайгачу по лесам. По грязи и лужам пританцовывая, чтобы в канаву какую не свалиться, и прихлопывая - комаров рой. В добавление к мошкаре и паутине, естественно.
Начинаю обожать французов! Практически все встречаемые не просто громко кричат "Bonjour!", но и желают хорошего пути с улыбкой до ушей.
хочется залезть на каблуки, утянуть талию, одеть максимальный пушап на попу и грудь и выхаживать по центральной площади в поросячье-розовом платюшке с рюшечками.
Я в замке. В гостях у какого-то старинного французского семейства (постеснялась спросить титул, но некий типичный атрибут был очень похож на тот, что мой знакомый граф М. носит). И это такое вах!!!
Конечно, во время паломничества можно увидеть очень красивые места, но самое большое впечатление всегда оставляют люди (и возможно хороший кофе)!
Официальные 32 км шла 8 часов таким же образом, каким в Рим собралась: из Милана через Лондон.
Маленький английский городок Кентербери и начало большого пути.
По Европе, по старой дороге франков в пешее одиночное путешествие

 




Яндекс.Метрика