Кулинарные детективы

Дело без дела или уха из петуха

Следствие ведут Жорж Семенов и Агафья Кристи

 

 

Над колокольней монастырского храма по синему небу неспешно проплывала гряда аккуратненьких, похожих на безе облачков. Тишина и эта… умиротворенность!

- Глашка! Лови петуха! Архиерей едет, ухи просит.

Агаша вздрогнула от неожиданности, приняв этот крик на свой адрес.

Помощнице детектива показалось странным, что для ухи велят ловить петуха, а не рыбу. Но есть ведь присказка «Уха из петуха», может, и блюдо такое есть?

- Белого лови, он постарее будет!

- Для архиерея могли бы не жадничать и курочку помоложе выбрать, - проворчала себе под нос Агафья Кристи и тяжко вздохнула, - Ну вот! Ушла в монастырь, хотела хоть полдня от мирской суеты отстраниться, а тут… Куры, люди, шум, гам, суета!

Архиерей приезжает, значит, дело важное. Шеф приволок ее сюда ни свет ни заря, а сам на рыбалку ушел.

Ей любопытно стало – что это за уха из петуха такая? Петух был пойман и унесен в кухню, экономка, успокоившись, примостилась неподалеку.

- Простите, а что за уху будут готовить для архиерея?

- Так известное дело – уху по-архиерейски, - ответила женщина, позволив себе улыбнуться.

Дальше она спросить не успела, появился Жорж Игоревич, ее шеф. Со связкой довольно крупных окуней.

- Слышал, что владыка ушицу любит, - сказал он экономке. – Может, и мой улов сгодится?

- Отчего не сгодится? Окунь рыба в ухе чуть ли не первая.

Дело, ради которого они сюда прибыли, состояло в том, что произошла в монастырском храме подмена иконы на копию. Если бы драгоценную, старинную подменили, то заявили бы об этом прямиком в полицию. Но икона была новоделом, лет пять тому назад писанная. Писана она была пусть и под старину, но все равно ценность у нее невеликая. Вот и решили позвать частного детектива, чтобы разобраться.

Похоже, что шефу достало на разбирательство четверти часа, которые он потратил по приезде: побеседовал с игуменьей и отправился на рыбалку.

Через час сидеть надоело, и помощница детектива решилась заглянуть в кухню.

- Здрасьте. Я вот интересуюсь про уху из петуха… то есть, про архиерейскую.

- Вон чего, - удивилась кухарка. - Да дело-то нехитрое. Варим бульон из петуха. Тут чем он старше, тем навар вкуснее.

Она ткнула ножом в кастрюлю литров на шесть.

- Сейчас коренья вытащу… - на блюдо к петуху легли три морковины и несколько луковиц. Не чищенных! А еще связанные нитками в пучок укроп и какие-то корешки. – Ну вот, пора окуней запускать!

Потрошенные, но не чищенные, окуни целиком были опущены в кипящий бульон.

- А тут только окуни с ершами годятся или...

- Да любая рыба подойдет. Хоть тот же карп. Но его чистить нужно и кусками класть. Вот и выйдет уха из петуха.

На новое блюдо легли вытащенные из кастрюли окуни.

Агаша подержала сито, накрытое двумя слоями марли, пока кухарка процеживала отвар.

- Вот и спасибо. А теперь смотри внимательно. Будем чудеса творить, простую уху в архиерейскую превращать.

Кухарка стала закладывать в уху новую рыбу - куски осетрины и стерляди, щедро приправила специями и лавровым листом, добавила шафранового настоя, сдвинула кастрюлю на край печи и накрыла крышкой.

- Все!

- Как все? А картошку, а крупу?

- Ну, коли суп бы варила, так, пожалуй, и добавила. А уха – это юшка... Э, чего разговоры говорить, ты вот пробу сними.

Съев, обжигаясь, ложечку ухи, Агаша аж зажмурилась от удовольствия.

- Ты рыбку зацепи, чтоб самый смак уловить, - засмеялась кухарка.

Агаша успела съесть тающий на языке кусочек стерляди и еще одну ложку юшки, когда появился шеф.

- Идем, клиент ждет.

 

- Большая часть икон, сохранившихся в храме, восстановить было невозможно, и их писали заново, но на тех же досках, - начал отчет Семенов. - Но одна оказалась не такой уж испорченной и гораздо древнее остальных. Художник ее сфотографировал и отправил запрос специалистам. Ответа так и не дождался. Соскабливать старую роспись он не стал, а написал поверх нее так, чтобы новую роспись можно было легко удалить.

- И как все это через пять лет всплыло-то? – не утерпела настоятельница монастыря. – Богомаз этот тогда ведь скончался.

- Так и есть. А у его наследников до архива руки лишь недавно дошли...

- Выходит, ценная была икона, - сделал вывод владыка.

- И да, и нет! Та роспись, что иконописец видел, большой цены не имеет. Но под ней другая была, много древнее и очень ценная. Но это буквально на днях установили специалисты из Третьяковской галереи.

- И как же она в музей попала?

- Внук художника решил проверить догадки деда. Но эксперты сказали ему, что должны саму икону исследовать. Радиоуглеродный анализ, рентген… А внук в азарт вошел и решил для ускорения дела…

- Подлог совершить.

- Или обойти бюрократическую волокиту, - мягко поправил детектив. - Так вот, икона представлена на экспертизу от имени вашей епархии. А это означает, что кражи и подлога не было. Привлекать ли его за самоуправство – от вас зависит.

- Копию он сам писал?

- Сам.

- Тогда есть у меня для него заказ. Но это уже и потерпеть может, а то царская уха остывает.

- Как царская? – удивилась Агаша. – Варили ж архиерейскую!

- Ох, милая, ты уж как хочешь, называй, главное, ложку не проглоти.

Уха настоялась и стала еще вкуснее, а уж вприкуску с расстегаями с визигой... Нет, тут словами не опишешь.

 

Владимир Кузьмин

 

Эта статья опубликована в газете ПИТАНИЕ.РФ №4 (апрель 2015 г.)

ПОЛНОСТЬЮ ПРОЧЕСТЬ ЭТОТ НОМЕР МОЖНО,

БЕСПЛАТНО СКАЧАВ ГАЗЕТУ НА НАШЕМ САЙТЕ

Просмотров:1454

Добавить комментарий

Михаил - 11.04.2015
Владимир, как всегда получил полноценное удовольствие от детектива! Спасибо!



Следствие ведут Жорж Семенов и Агафья Кристи
Следствие ведут Жорж Семенов и Агафья Кристи
Следствие ведут Жорж Семенов и Агафья Кристи
Следствие ведут Жорж Семенов и Агафья Кристи
Следствие ведут Жорж Семенов и Агафья Кристи
Следствие ведут Жорж Семенов и Агафья Кристи
Итальянское дело Жоржа Семенова и Агафьи Кристи
Следствие ведут Жорж Семенов и Агафья Кристи

 




Яндекс.Метрика